kinopoeziya (kinopoeziya) wrote,
kinopoeziya
kinopoeziya

Бессмертное слово. Тема 1: СТРАХ, ПРЕОДОЛЕНИЕ, ПОБЕДА

Страх, преодоление, победа - слова, которые в стихах фронтовых поэтов встречаются чуть ли не чаще других, как мантра. Для съемок фильма по этой теме мы нашли несколько произведений. Интересно прочесть, ваши истории #бессмертноеслово.


Мы выбрали произведение фронтового поэта Семена Гудзенко.

В 1941 году в 19 лет юноша из еврейской семьи с итальянским именем Сарио, успешно учившийся в Московском институте философии, литературы и истории добровольцем ушел на фронт и стал пулеметчиком. В 42-м году осколоком от мины он получил тяжелое ранение в живот. Войну он не поикнул, став военным корреспондентом газеты «Суворовский натиск».
Как поэта Гудзенко впервые открыл еще в первый военный год Илья Оренбург. В 43-м году его стихи опубликовали журналы «Знамя» и «Смена».
А вот трогательный фрагмент письма, которое молодой поэт Сарио отправил матери с фронта:
«…не пугайся, если встретишь стихи за подписью „Семён Гудзенко“, — это я, так как Сарио не очень звучит в связи с Гудзенко. Надеюсь, ты не очень обидишься…»


Семён Гудзенко


Когда на смерть идут — поют,

а перед этим

можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою —

час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг

и почернел от пыли минной.

Разрыв —

и умирает друг.

И значит — смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед,

За мной одним

идет охота.

Будь проклят

сорок первый год —

ты, вмерзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,

что я притягиваю мины.

Разрыв —

и лейтенант хрипит

И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже
не в силах ждать.

И нас ведет через траншеи

окоченевшая вражда,

штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий.

А потом

глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей

я кровь чужую.



1942

Еще 2 стихотворения мы нашли в сборнике «Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена». В 1941 году 16-летний Ион Деген ушел добровольцем на фронт. Истребительский батальон, в который его приняли, состоял из девяти- и десятиклассников. За 4 года он неоднократно был ранен, чудом избежал ампутации ноги, 45-м году получил инвалидность. К этому моменту он уже был танковым ассом и назначен гвардии лейтенантом.


Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена 

Июль 1941 г.

Осколками исхлестаны осины.
Снарядами растерзаны снега.
А все-таки в январской яркой сини
Покрыты позолотой облака.
А все-таки не баталист, а лирик
В моей душе, и в сердце и в мозгу.
Я даже в тесном Т-34
Не восторгаться жизнью не могу.
Так хорошо в день ясный и погожий,
Так много теплой ласки у меня,
Что бархатистой юной женской кожей
Мне кажется шершавая броня.
Чтобы царила доброта на свете,
Чтоб нежности в душе не убывать,
Я еду в бой, запрятав чувства эти,
Безжалостно сжигать и убивать.
И меркнет день. И нет небесной сини.
И неизвестность в логове врага.
Осколками исхлестаны осины.
Снарядами растерзаны снега.

Январь 1945 г.

НОЧЬ НА НЕМАНСКОМ ПЛАЦДАРМЕ


Грохочущих ресов багровый хвост.
Гусеничные колеи в потравленном хлебе.
Пулеметные трассы звезд,
Внезапно замершие в небе.
Придавлен запах ночной резеды
Раздутым пузом лошади. Рядом
Кровавое месиво в луже воды
На дне воронки, вырытой снарядом.

Земля горит.
И Неман горит.
И весь плацдарм - огромная плаха.
Плюньте в того, кто в тылу говорит,
Что здесь, на войне, не испытывал страха.
Страшно так, что даже металл
Покрылся каплями холодного пота.
В ладонях испуганно дым задрожал,
Рожденный кресалом на мякоти гнота.
Страшно.
И все же приказ
Наперекор всем страхам выполнен будет.
Поэтому скажут потомки о нас:
- Это были бесстрашные люди.

Июль 1944 г.

Одно стихотворение по военной теме мы выбрали у Давида Самойлова. На фронт он также попал со студенческой скамьи. Впервые его опубликовали в журнале « Знамя» только в 1948 году. Поэт считал необходимым, чтобы его послевоенные впечатления жизни «отстоялись» в душе, прежде чем воплотиться в поэзии.


Давид Самойлов
 
Тревога


Долго пахнут порохом слова.

А у сосен тоже есть стволы.

Пни стоят, как чистые столы,

А на них медовая смола.
Бабы бьют вальками над прудом —

Спящим снится орудийный гром.

Как фугаска, ухает подвал,

Эхом откликаясь на обвал.
К нам война вторгается в постель

Звуками, очнувшимися вдруг,

Ломотой простреленных костей,

Немотою обожженных рук.
Долго будут в памяти слова

Цвета орудийного ствола.

Долго будут сосны над травой

Окисью синеть пороховой.
И уже ничем не излечим

Пропитавший нервы непокой.

«Кто идет?» — спросонья мы кричим

И наганы шарим под щекой.
Tags: livejournal, бессмертноеслово, кинопоэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments